ФЭНДОМ


Деятельность достопочтенного кружка классической литературыПравить

Сейчас, когда я задумался об этом, чем же все-таки занимается кружок классической литературы? Те ученики, которые могли бы ответить на этот вопрос, уже покинули школу, а приставать с этим вопросом к учителям я не хотел. Я мог бы спросить об этом у сестры, но, к сожалению, она в Бейруте. Все же, хотя кружки без своей цели существования встречаются редко, есть много кружков, чье само существование является загадкой, так что не стоит об этом волноваться.

Прошел месяц с тех пор, как был восстановлен кружок классической литературы. Комната кружка – кабинет геологии – не являлась больше личным уголком, но все же оставалась зоной отдыха. Это было место, где я мог убивать время после уроков при наличии соответствующего желания. Сатоси мог быть там. Или Титанда могла быть там. Или они оба могли быть там. Или нет. В принципе, это не важно. Мы могли как разговаривать, так и молчать. Сатоси мог спокойно терпеть тишину, а наша юная леди Титанда, если не выпускала наружу свое любопытство, соответствовала образу изящной девушки. Таким образом, хотя и непредумышленно, этот кружок стал больше похож на кружок отдыха, чем на школьный кружок.

Так что я не уставал даже в их компании ввиду того, что я никогда не опасался других людей, хотя Сатоси иногда по ошибке полагает обратное.

Сегодня был дождливый день, и я сидел в комнате кружка с Титандой. Я сидел у окна, откинувшись на спинку стула, и читал дешевую книгу в мягкой обложке, а Титанда сидела ближе ко входу, зачем-то читая какой-то толстый фолиант. Можно было назвать это ленивым послешкольным времяпрепровождением.

Посмотрев на часы, я заметил, что прошло всего лишь 30 минут. Этого было маловато для расслабленного отдыха. Хотя можно было подумать, что я чувствовал себя расслабленным, это было не совсем так. Скорее, я был вынужден перейти в расслабленное состояние из-за того, что нервничал и был в состоянии стресса. Я всего лишь пытаюсь продержаться в энергосберегающем режиме подольше, вот и все.

Тишину нарушали только шум падающих капель дождя и звук перелистываемых страниц.

− ...

Я уже засыпаю. Думаю, что надо идти домой сразу после того, как дождь закончится.

Хлоп! Я услышал, как Титанда, сидевшая спереди спиной ко мне, захлопнула книгу, вздохнула и сказала:

− Как они бесплодны...

Хотя она не смотрела на меня, было понятно, что она обращается ко мне, а не к себе. Хотя я не знал, как ответить на эту внезапную реплику. Ладно, попробую уточнить.

− Что именно? Зерновые поля твоей семьи?



− У нас всегда два урожая, − ответила Титанда, будто зачитывая это с листа, и повернулась лицом ко мне: − Раз в полгода по урожаю. Так что бесплодными наши земли не назовешь.

− Как и ожидалось от дочери владельца фермерских угодий.

− Нет, не нужно меня хвалить...

Тишину нарушал только шум дождя.

− Я имела в виду не это.

− Ты сказала, что что-то «бесплодно».

− Да, точно. Оно бесплодно.

− Что именно?

Титанда решительно посмотрела на меня, а затем подняла правую руку, словно охватывая ей всю комнату.

− Наше времяпрепровождение после уроков. У нас нет ни целей, ни каких-либо результатов.

Конечно, мы просто убиваем время, ничего не создавая. Я закрыл свою книжку и посмотрел на Титанду:

− Что же, я весь внимание. Чем ты хочешь, чтобы занимался кружок классической литературы?

− Я?

Вопрос был не из приятных; не все люди осознают, что они хотят, если прямо спросить у них. Кстати, по крайней мере я уверен, что вообще ничего не хочу.

Однако Титанда ответила сразу:

− Да, есть одна вещь.

− Хм.

Ничего себе. Сразу ответить «да». Когда я собрался спросить у нее, чего именно она хочет, она пояснила:

− Только это личное.

В таком случае, дальше можно не спрашивать.



Затем Титанда продолжила:

− Но мы же говорим о кружке классической литературы. Мы должны делать что-то, связанное с кружком. Мы же не можем просто сидеть и ничего не делать.

− Отлично, но мы даже не уверены, в чем состоит цель этого кружка.

− Нет, у него есть четкая цель.

Добавив в свой голос интонации то ли главы кружка, то ли члена именитой семьи, она объявила:

− Мы выпустим антологию к культурному фестивалю в октябре.

Культурный фестиваль?

Я уже бывал на культурном фестивале старшей школы Камияма, так что я был знаком с ним. Если вкратце, то это была квинтэссенция молодежной культуры, собранная на этой территории. Согласно Сатоси, чайная церемония нодатэ[1], проводимая на этом фестивале, весьма рекомендуется всем желающим изучить это искусство, а тамошний конкурс по брейк-дансу – стартовая площадка для будущих звезд. В фестивале участвует целый ряд кружков различного качества, связанных с изящными искусствами. Я помню, как моя сестра все три года подряд, пока училась здесь, носила в школу коробку, полную антологий.

В общем, это была кристаллизация школьной жизни в цвете роз. А про то, как я ко всему этому отношусь, мне лучше вообще не говорить. Скажу только, что мне было все равно на это, и ни разу я не испытывал по этому поводу никаких эмоций.

Однако, антология, да? Я подумал над предложением Читанды и задал вопрос, пришедший мне в голову:

− Титанда, создание антологии – это ведь просто конечный результат, а не причина существования кружка, разве нет?

Титанда покачала головой и ответила:

− Нет, если цель кружка – это выпуск антологии, то мы достигнем этой цели, добившись конкретного результата.

− Что?

− Как я и сказала, если результат и есть цель кружка, тогда все, что нам нужно сделать,- это нацелиться на результат, верно?

Я задумался и поднял брови. Я думаю, что понимаю, что она хочет сказать, но не является ли это тавтологией?

В любом случае, антология – это хлопотно. Я не могу точно сказать, что антологии, или что-нибудь еще, что требует от меня сочинять что-то, являются хлопотными для меня, но было бы лучше, если бы мне не пришлось этим заниматься. Цель, результат – мне все равно придется что-то делать. Излишняя активность требует усилий, на которые тратится энергии.

− Давай не будем делать антологию. Это слишком трудоемко. Кроме того... Три автора – это перебор.

Но Титанда была непреклонна:

− Нет, это должна быть антология.

− Если ты так хочешь что-нибудь сделать, мы можем открыть ларек или что-то вроде этого.

− На культурном фестивале старшей школы Камияма ларьки традиционно запрещены. Так что нет, это должна быть антология.

− Почему?

− В бюджете нашего кружка уже выделены средства на «издание антологии». У нас будут проблемы, если мы ее не выпустим.

Титанда вынула из нагрудного кармана аккуратно сложенный листок и показала его мне. Действительно, небольшая сумма из бюджета кружка классической литературы за этот год была указана для «издания антологии».

− Тем более, что и Оидэ-сэнсэй попросил нас ее сделать, потому что она выпускается каждый год в течение уже 30 лет, и он не собирается допустить конца этой традиции.

− ...

Согласно эмпирической закономерности, здравомыслящие люди обычно оказываются и умными. Что не значит, что нездравомыслящие люди глупы. Титанда точно не является дурой, но не явно обладает яздравомыслием. Для начала, она взывает к своим чувствам чаще, чем к разуму, вследствие чего решила вести деятельность кружка в традиционном ключе. Однако, я понял, что спорить против применения традиций неэффективно, поэтому выдавил из себя улыбку и уступил:

− Ладно, ладно. Мы выпустим антологию.

Вот и настал конец моим беззаботным и бесцельным дням. По крайней мере, я думаю, что у меня нет проблем со здоровьем.

Снаружи все еще шел дождь. Раз уж идти домой было еще рано, то я решил спросить:

− Ну, и как ты собираешься выпустить эту антологию?

− Как? В смысле?

− Что там обычно пишут?

Хотя это было маловероятно, я уже приготовился писать академические статьи с заглавиями вроде «Обзор „Хаккэндэн“»[2], «Луна в тумане»[3], в которых будет рассмотрена роль Императора в рассказе «Сираминэ»[4] или «Окагами»[5] - обзор изменений в обществе, показанных в данном сочинении, а также критика прошлогодней статьи». И на всякий случай, стоит включить приложение. Хотя я был готов к тому, что я не смогу написать ничего такого, что дотянет до уровня статей прошлых лет. В любом случае, я не знаю, какой формат принят для этих статей в рамках так называемой традиции.

Однако я получил скорее отрицательный ответ.

− Хм, я не уверена. Что же мы должны написать?

Вполне ожидаемый ответ. Хотя она и глава кружка, стоит вспомнить, что она состоит в нем всего лишь около месяца.

− Уверен, что мы сможем выяснить это, если найдем прошлые выпуски.

− Они должны быть где-то здесь. Ты не знаешь, где они?

− В комнате кружка?

Ясно.

Внезапно я почувствовал себя жалким за поддакивание ей. Я прямо ткнул пальцем в направлении пола для нее.

− ...О! Это же комната кружка.

Именно.

− Хотя по ней и не скажешь...

В этом она права.

В кабинете геологии не было ничего, кроме обычного инвентаря для учебного процесса. Все, что мы видели, – доска, столы, стулья и несколько вещей для уборки помещения. В общем, обычная классная комната. Не было места, где можно было хранить книги.

− Кажется, прошлые выпуски хранятся не здесь.

− Похоже, что так.

− Тогда... Пойдем в библиотеку?

Звучало уместно, так что я кивнул. Титанда взяла свою сумку и встала.

− Пошли.

Не дожидаясь моего ответа, она открыла дверь и вышла. Она весьма энергична для элегантной юной леди. Ну ладно, библиотека все равно по пути к выходу из школы, который расположен неподалеку.

Нет, погоди. Сегодня пятница, что означает, что сегодня дежурной по библиотеке будет...

− Уж не Ореки ли это? Давно не виделись, хотя не могу сказать, что я по тебе скучала.

Как только я вошел в библиотеку, я был встречен сарказмом. Как я и ожидал, за конторкой сидела ни кто иная, как Ибара Маяка.

Я и Ибара были давно знакомы, так как мы учились в одном классе в течение девяти лет, начиная с начальной школы. Детские черты ее лица оставались неизменными в течение многих лет, и только к старшей школе черты ее лица стали чуть более взрослыми. Ее можно назвать милой, основываясь на детских чертах ее лица и малом росте, но не обманывайтесь её – она всегда при своем скрытом оружии. Потеряете бдительность – и на вас обрушится полный спектр ее саркастичных шуточек. Мне даже советовали держаться от нее подальше после рассказов о парнях, купившихся на её красивое личико, которых она потом унизила ниже некуда. Не говоря уже о том, что из-за того, что она никогда не признает своих ошибок, ее часто ошибочно полагают черствой.

Хотя я лично не верю в это.

Я скорчил самую неприветливую рожу, какую только мог, и ответил:

− Эй, я пришел только, чтобы увидеть тебя.

− Это священная земля для развития ума, она не создана для таких, как ты.

Ибара сидела, скрестив ноги, на стуле за конторкой. Учитывая, что библиотекарь занимается только сдачи и выдачи книг, не похоже, что для нее было много работы. Хотя одной из ее основных обязанностей являлась расстановка возвращенных книг из соответствующей корзины по полкам, корзина для возврата книг была забита книгами. Ибара не из тех, кто ленится, так что, она, видимо, хочет поставить на место все книги за один раз. В ее руках была большая книга, которую она без сомнения читала для того, чтобы убить время.

В библиотеке находилось довольно много народа. В библиотеке было десять столов, расчитанных на четыре человека, и за каждым сидело по одному-двое читающих учеников. Наверно, они просто читали в свое удовольствие, хотя ясно, что могли быть и те, кто просто убивал время в ожидании окончания дождя. Затем я заметил среди них одного парня, смотревшего на нас. Я узнал его сразу – это был Фукубэ Сатоси.

Сатоси поймал на себе мой взгляд и встал со своей обычной улыбкой:

− Эй, Хотаро, не ожидал тебя тут увидеть.

Ибара мрачно посмотрела на нас и сказала:

− А вы всё ещё дружите, да? Как и ожидалось от лучшей парочки средней школы Кабурая.

Я знал, что спорить с ней бесполезно, но все-таки сказал:

− Ох, да заткнись ты.

Ибара просто вяло ответила:

− Боже мой, ты такой плакса для мрачного человека.

Плакса, да?

Затем она повернулась к Сатоси, и со спокойным выражением лица сказала:

− Фуку-тян, ты же знаешь о моих чувствах, так что ты должен был понять, что я шучу, да?

− А, да не волнуйся об этом, Маяка. Мы не обиделись.

− Что? Ты собираешься снова позволить ей списать все на шутку?

Сатоси посмотрел на меня, и быстро перевел свой взгляд в сторону. Я едко усмехнулся, так как знал, что Ибара сохнет по нему. Я не знаю, когда это началось, но с тех пор Сатоси уклоняется от нее.

Сатоси деланно кашлянул, пытаясь сменить тему.

− Кстати говоря, какие дела привели кружок классической литературы в библиотеку?

Ах да, я же пришел в библиотеку не только для того, чтобы увидеть Ибару. Я вынудил Читанду начать разговор. Та, нервничая, будто перед выходом на сцену, сказала Ибаре:

− Э-э, эм, привет. Можно у тебя кое-что спросить?

− Конечно, чем я могу помочь?

− Я хотела спросить, хранятся ли в библиотеке какие-нибудь антологии?

− Да, они вон на тех полках.

− А антологии кружка классической литературы там есть?

Ибара наклонила голову и с сомнением сказала:

− Кружка классической литературы?.. Хм... Извини, я точно не уверена. Мне поискать их для тебя?

Как только Титанда захотела выразить ей свою признательность, Сатоси остановил еёе

− Ты ничего не найдешь. Я иногда смотрю кое-что на тех полках, так что точно знаю. Маяка, где-нибудь еще они могут быть, кроме полок?

− Хм, если они не стоят на открытых полках, то тогда они должны лежать в архиве.

− В архиве, да?

Сатоси немного подумал и спросил:

− Титанда-сан, а зачем вообще тебе эти антологии?

− Мы хотим выпустить антологию к культурному фестивалю, так что мы хотели бы взглянуть на прошлые выпуски в качестве образца.

− А, так они для фестиваля Канъя? Не знал, что ты таким интересуешься, Хотаро.

Интересуюсь? Скорее, меня заставили работать на этим. Кроме того, Титанде мой интерес и не нужен.

Погоди, что за фестиваль?

− Сатоси, как ты только что назвал культурный фестиваль?

− Фестиваль Канъя. Ты разве не слышал об этом ранее? Это прозвище культурного фестиваля старшей школы Камияма.



Прозвище, значит? Как Софийский фестиваль в Софийском университете или фестиваль Мита в университете Кэйо? В это как-то слабо верится, как и в «десятикратные роды».

− Звучит подозрительно. Это правда?

− Конечно, это правда, хотя это неофициальное прозвище. Мои сэмпаи из кружка рукоделия называют его фестивалем Канъя. В кружке манги тоже, Маяка?

Так Ибара состоит в кружке манги, да? Хотя это в ее стиле , все-таки ей не идет.

− Да, все там называют его фестивалем Канъя. Даже оргкомитет фестиваля использует это название.

− Канъя? Как это записывается через кандзи?

Сатоси прижал ладонь к подбородку и сказал:

− Понятия не имею. Просто так все говорят.

Похоже, что «фестиваль Канъя» — это действительно прозвище. Вот только я не могу вспомнить ни одного слова, читаемого как «Канъя». Ну ладно, поиск этимологии такого глупого названия — это целая наука. Пока я об этом думал, Сатоси добавил:

− Может, это производное от «Камияма»; сначала его сократили до «Канъяма», а потом до «Канъя»?

Как и ожидалось от эксперта по тривиальным знаниям.

Видя, что мы отклонились от темы, Ибара решительно вернула нас к прошлому обсуждению:

− В любом случае, антологии, верно? Возможно, мы найдем их в архиве. Только библиотекарь ушла на собрание, а без ее разрешения мы туда войти не можем. Она вернется где-то через полчаса, подождете?

Полчаса? Даже Титанда не торопилась их срочно увидеть, так что она посмотрела на меня и прошептала: «Что мы будем делать теперь?» Мне было все равно, но снаружи все еще лил дождь. В прогнозе погоды сказали, что дождь кончится во второй половине дня, и нас ожидает ясная ночь, но пока дождь не кончится, придется в любом случае ждать.

− Полагаю, что мы подождем.

− Даже хотя ты мог вернуться?

Я решил вернуться к своей роману в мягкой обложке и продолжить чтение с той страницы, на которой остановился. Сатоси потянул Ибару за рукав и сказал:

− Маяка, почему бы тебе не рассказать Хотаро ту историю, которую ты мне рассказала ранее?

Ибара вскинула брови и, немного подумав, кивнула:

− Хорошо. Орэки, не хочешь в кои-то веки размять свой мозг?

Нет.

Но Ибара не намеревалась сдаваться.

− О какой истории вы говорите?

Сатоси ответил на вопрос Титанды со своей обычной улыбкой на лице:

− История о популярной книге, которую никто не читает.

− Как вы знаете, я дежурю по пятницам после уроков, и я обнаружила, что одну и ту же книгу возвращают в библиотеку в это время каждую неделю. Это уже пятая неделя подряд. Вам не кажется это странным?

Пока Ибара говорила, я искал место, на которое я мог бы сесть и продолжить чтение своей книжки. К несчастью, в этом переполненном помещении свободных мест не оказалось, так что мне пришлось сесть на стол, занятый Сатоси.

Стол стоял недалеко от конторки, так что мы слышали голоса Титанды и Ибары.

− Это популярная книга?

− Она похожа на такую?

Ибара показала нам толстую книгу, которую она держала в руке.

− О, такая красивая книга...

Титанда трепетно вздохнула и посмотрела на меня. На лице нашей юной леди застыло такое восторженное выражение лица, как будто я только что купил ей книгу в великолепном переплёте. У книги была кожаная обложка, украшенная тщательно проработанным узором. Темно-синий цвет обложки так и излучал торжественность. Книга называлась: «Старшая школа Камияма: 50 лет вместе». Кроме того, что она была толстой, по формату она также была больше обычных книг.

− Можно взглянуть внутрь?

− Конечно.

Вынув свою роман в мякгой обложке из заплечной сумки, я начал искать страницу, на которой остановился. Но вид романа быстро заслонили хорошо отпечатанные страницы. Это Титанда, открыв вышеупомянутую книгу — «Старшая школа Камияма: 50 лет вместе» —, положила ее на мою книжку, чтобы показать мне. Хотя мне это было не особо интересно, я все-таки мельком пробежался глазами по тексту. Внутри не было ничего, кроме описания истории школы, изложенной в таком виде:

1972

События в Японии и мире:

  • 15 мая: Возвращение Окинаве независимости. Создание префектуры Окинава.
  • 29 сентября: Подписание совместного коммюнике между Японией и Китаем. Нормализация дипломатических отношений между нашими странами.
  • Неожиданный рост цен на землю и товары народного потребления в этом году.

События в старшей школе Камияма:

◯ 7 июня: Первая победа кружка стрельбе из лука старшей школы Камияма на префектурных соревнованиях среди новичков.

◯ 1 июля: Отмена экскурсии десятиклассников из-за тайфуна.

◻ 10-14 октября:Культурный фестиваль.

◻ 30 октября: Спортивный фестиваль.

◻ 16-19 ноября: Экскурсия одиннадцатиклассников – Сасэбо, Нагасаки.

◻ 23-24 января:Занятия по лыжной подготовке среди десятиклассников.

◯ 2 февраля: Панихида по десятикласснику Оидэ Наото, погибшему в автокатастрофе.

В книге было полно таких записей. Надо обладать особыми навыками, чтобы действительно прочитать все это. Я бы не стал брать эту книгу на неделю, чтобы прочесть её целиком, но не удивлюсь, если кто-то смог это сделать просто из интереса к содержанию.



− Хотаро, ты ведь сейчас думаешь: «Не удивлюсь, если кто-то на самом деле брал ее раз в неделю», не так ли?

Хватит читать мои мысли, чертов телепат.

Видя, что я его не огрызаюсь на него, Ибара выпятила свою особо маленькую грудь и сказала:

− Не все так просто. Ты редко приходишь сюда за книгами, так что не знаешь. Запомни, что книги можно брать максимум на две недели. Так что вряд ли кто-то стал бы возвращать ее всего через неделю.

− И все-таки эту книгу возвращали раз в неделю.

...Ясно. Действительно, странная закономерность.

− Можно узнать, кто брал эту книгу?

− Конечно. Внутри обложки есть лист выдачи книги. Взгляни.

Титанда быстро перевернула обложку и увидела список.

− А?

Она ахнула.

− Что такое?

На листе были указаны имена тех, кто брал книгу, а также и даты ее выдачи. Мы убедились в том, что на самом деле книгу брали раз в неделю. Но Титанда ахнула не по этому – пальцем она показала мне на имена.

На этой неделе книгу брала Матида Кёко из класса 2-D. На прошлой – Савакигути Мисаки из класса 2-F. Две недели назад – Ямагути Рёко, 2-E. Три недели назад – Сима Саори, класс 2-E. И четыре недели назад – Судзуки Ёси, класс 2-D.

− То есть другими словами, каждый раз книгу брал другой человек?

− Это еще не все.

Титанда показала на даты. Последняя дата была сегодняшней. Предыдущая – ровно семь дней назад.

− Книгу брали по пятницам.

− Вот именно. Книгу возвращают в тот же день, в который берут. Эта Матида Кёко взяла книгу сегодня пораньше, чтобы вернуть ее попозже сегодня же. И так же поступили все прочие, кто брал эту книгу в течение пяти недель подряд. И время выдачи нам известно – по пятницам, во время обеденного перерыва. Если они берут книгу во время обеденного перерыва, а возвращают после уроков, как они могут успеть прочитать ее?

− ...

− Ну? Тебя заинтересовало?

Вернув Ибаре книгу, Титанда мягко кивнула:

− Да... Это не выходит у меня из головы, − сказала она настойчивее, чем обычно. Как и в прошлый раз, зрачки ее глаз расширились, показывая ее интерес к этому.

− Почему это так?

Благодаря загадке Ибары в нашей юной леди зажглось пламя любопытства. Сатоси бесполезно использовать в качестве гидранта для тушения этого огня, так как он, скорее всего, просто прикинется дурачком и скажет: «Я ничего не знаю об этом». Я решил вернуться к чтению своей книжки.

Но я был наивен. Я и не думал, что копье будет нацелено прямо на меня. Титанда опять положила фолиант «Старшая школа Камияма: 50 лет вместе» на мою книжку и спросила:

− Ну, что ты думаешь, Орэки-сан?

− А, я?

Сейчас Сатоcи улыбался мне не своей обычной мягкой улыбкой, а дразнящей. Я мгновенно понял, что произошло. Он успешно заманил меня в свою ловушку. Черт бы побрал его и его зловещие планы.

− Давай подумаем об этом вместе.

− ...

− Попробуем, Орэки-сан?

Почему? Почему я? Хотя я не имел проблем с потрясающим любопытством Титанды, да и Сатоси, возможно, обладал определенными положительными качествами, но почему, даже в шутку, я должен играть в его игры и подыгрывать ей?

Однако, все пришло к точке, на которой мой дальнейший уход от ответа становится хлопотным. Так что у меня не было другого выбора, кроме как ответить:

− Да, я полагаю, что это интересно. Я подумаю над этим.

Ибара встала рядом с Сатоси и спросила:

− Фуку-тян, а Орэки на самом деле умен?

− Вовсе нет. Обычно он ненадежен, но иногда ему можно навязать какое-нибудь задание.

Да почему же ты такой наглый?

В общем, я начал думать.

Если книгу берут пять недель подряд, а потом возвращают в тот же день абсолютно разные люди, нельзя исключить вероятность того, что это может быть совпадением, но я собирался верить в то, что все это — дело рук какого-нибудь Бога Совпадений. Тем более, что Титанда не примет такое объяснение. А убедить ее принять ответ важнее, чем раскрыть правду.

Так что теорию о совпадении можно отбросить. Также было совершенно ясно, что книгу брали не для чтения, потому что за время от обеденного перерыва (когда ее брали), до конца уроков (когда ее возвращали), ее было невозможно успеть прочитать. Гораздо разумнее было бы взять ее домой или просто почитать в библиотеке после уроков. Причём в последнем случае ее можно было вообще не забирать из библиотеки. Из всего вышесказанного вытекает, что книгу брали не для того, чтобы использовать ее по назначению.

− ...Итак, если книгу брали не для чтения, тогда для чего же?

Титанда ответила:

− Она тяжелая. Возможно, для пресса при мариновке овощей?

Сатоси ответил:

− Возможно, ее использовали как щит или что-нибудь вроде того?

Ибара ответила:

− Она толстая. Возможно, ее использовали в качестве подушки?

Лучше бы я вас не спрашивал.

Я решил обратить внимание на другое.

Почему книгу брали разные люди каждую неделю? Кроме теории о совпадении, которую я уже отбросил, оставалось только два варианта. Первый: ученицы не имеют ничего общего между собой, хотя очевидно, что они используют книгу для какого-то ритуала и берут ее по очереди.

По поводу ритуала... возможно, это гадание? Что-нибудь вроде: «В этом месяце ваш счастливый предмет — книга о истории школы. Если вы будете брать ее каждую пятницу во второй половине дня, а затем возвращать в тот же день, то вы встретите своего принца»?

...Нет, звучит слишком глупо.

Остается только второй вариант: у учениц есть что-то общее.

Когда я еще раз посмотрел на их имена, то убедился, что все они явно женские. Но одного этого недостаточно, чтобы найти их общую черту. Если в старшей школе Камияма случайно выбрать пятерых учащихся, то все они могут оказаться ученицами, но в совместных школах учащиеся одного пола и так имеют обыкновение собираться в группы.

Еще одна общая черта – все они являются одиннадцатиклассницами, но из разных классов.

Хм?..

Теперь, когда я подумал об этом...

− Что такое? Ты что-то надумал?

...Может быть, и надумал, но из-за реплики Сатоси потерял нить рассуждений. На чем я остановился?

В любом случае, начну объяснять с того места, с которого все стало собираться в общую картину.

− Это может быть какой-то знак, или что-то вроде того. Например... Может, они тайно общаются друг с другом: если положить книгу названием вверх, то это будет значить «да», а если обложкой вниз – то «нет».

− И зачем они таким образом общаются?

− Это просто пример. Может быть что-то другое.

Титанда наклонила голову и начала думать. Да, в этом все и дело, просто ты долго перевариваешь все вышесказанное.

Но опровергла мою теорию не Титанда, а Ибара:

− Это невозможно, смотри сам.

Ибара показала на ящик возврата. В нем была навалена куча книг. Понятно, нельзя точно сказать, вернули книгу названием вниз или вверх. Единственным человеком, который будет знать это, будет тот, кто откроет ящик, и это будет дежурный по библиотеке.

Черт. Все простые идеи станут легкой добычей Ибары.

Я не мог ничего придумать. У них мог быть дубликат ключа, чтобы открывать ящик, но я не мог знать этого наверняка. Если бы была хоть какая-то подсказка... Я посмотрел на красивый переплет этой книги, которую держала Ибара, думая о том, смогу ли я найти отгадку внутри нее.

Это произошло, когда в поле моего зрения внезапно попала Титанда. Она перегнулась через конторку и просто уставилась на книгу, которую Ибара крепко держала на уровне своей груди.

− Э? Э-э-э? – Ибара онемела от такой реакции. Я понимал ее чувства.

− Что такое, Титанда? Ты нашла на обложке скрытые символы, или что-то другое?

Титанда, не шелохнувшись, ответила:

− Эта книга... от чем-то пахнет, − пробормотала она.

− Да? Ибара, можно взять?.. Я ничего не чувствую.

− Нет, я уверена в этом.

− Книга вообще не должна ничем пахнуть. Может быть, это чернила или запах библиотеки?

Титанда покачала головой в ответ на предположения Сатоси.

И Ибара, и Сатоси тоже понюхали книгу, но не заметили никакого запаха, затем оба подняли брови и в замешательстве наклонили головы.

− Я не знаю точно, что это за запах, но он был резким, подобно растворителю для краски.

− Не говори такие опасные вещи.

− Был ли это он?.. Я не могу точно сказать.

Я тоже не мог, но я чувствовал, что Титанда права. Всё-таки, наша юная леди была убеждена в этом. И я никогда бы не подумал, что она скажет, что это был растворитель для краски.

Если принять ее предположение, то... Хм.

Тогда всё сходится.

Но объяснять это будет хлопотно.

Пока я думал, что делать дальше, Сатоси уже прочитал мои мысли и сказал:

− Хотаро, на твоем лице написано, что ты что-то понял.

− Что? Орэки удалось это?

Заметив, что Ибара повернулась ко мне со скептическим выражением лица, я кивнул и честно ответил:

− Вроде бы. Я не совсем уверен... Титанда, не хочешь поразмяться? Я хотел бы, чтобы ты кое-куда сходила.

Титанда, наверно, была из тех людей, которые пулей улетят туда, куда им скажут, но Сатоси улыбкой остановил ее:

− Не дай ему себя обдурить, Титанда-сан. Ты же не хочешь потом быть у него на побегушках? Или делать все так, как он захочет. Ну, так куда ты хотел заслать ее?

Как предосудительно. Когда Ибара рядом, у Сатоси развязывается язык. Хотя он не перебарщивает, я был чуток недоволен. Это правда, что я бы ничего не делал, если бы был кто-то другой, кто бы сделал это для меня.

− Ладно, я пойду с вами. Так как сегодня из-за дождя у нас не было физкультуры, у меня еще осталось немного энергии.

Титанда аж подскочила, когда я это сказал. А потом...

− Хм, пойду-ка и я с вами. Я буду немного шокирован, если Орэки действительно решит эту... Фуку-тян, подменишь меня? – сказала Ибара, выходя из-за конторки. Ошарашенный Сатоси, ответил только: «Эм, хорошо» и молча встал за конторку. Давно я не видел его таким грустным.

Удовлетворившись полученными результатами, мы вернулись в библиотеку.

− Как все прошло?

− Фуку-тян, Орэки немного странный.

− Конечно, странный, а разве ты не знала?

− Как он смог до такого додуматься?

Она беспокойно повторяла: «Да как же так...». Похоже, что я явился ей как победитель, окруженный сверкающим ореолом, хотя без везения сверкать у меня никогда бы не получилось.

− Орэки-сан меня правда удивил. Мне очень любопытно, что у него в голове.

В моем сознании вспыхнула картинка: темной грозовой ночью в подвале (готического) особняка Титанда проводит лоботомию на мне. Даже одна эта картинка бросила меня в жар. Хотя я не сказал это вслух, меня самого больше удивила способность Титанды чувствовать слабые запахи, которых никто больше не почувствовал.

− Думаю, что Ореки-сан сможет...

? Смогу что? Только не говори, что послужить донором для какого-нибудь киборга.

Поменявшись местами с Ибарой у конторки, Сатоси спросил:

− Ну, давайте я выслушаю объяснение. Хотаро, куда вы все ходили?

Поставив на конторку локти, я ответил:

− В кабинет искусств.

− Кабинет искусств? На другом конце школы?

− Поэтому я и не хотел сам туда идти.

− И что же вы там нашли?

− Просто слушай.

Я повторил ему все то, что ранее объяснял Титанде и Ибаре:

− Книгу использовали между пятым и шестым уроками каждую пятницу, возможно, на обоих уроках. Во-первых, во время обеда никто не будет пользоваться этой книгой, ее чтение также отпадает. Значит, книгу использовали на уроках, проводимых для нескольких классов одной ступени сразу.

Мне это и раньше приходило в голову, но вмешался Сатоси и сбил меня с моих мыслей. Это было тоже самое, как и в случае с Титандой, когда она зпомнила мое имя, увидев меня лишь один раз. И где она меня видела?

− Это было либо во время физкультуры, либо во время ИЗО. На физкультуру такая книга бесполезна. А теперь посмотри на обложку книги. В ней что-то есть; ты заметил красивый оттенок цвета? Эти пятеро учени использовали ее на уроках ИЗО, и они решили брать ее по очереди каждую неделю.

Сатоси прервал меня:

− Но я все равно не понимаю, зачем они брали книгу каждую неделю? Ведь книги можно брать на две недели...

− Не повторяйся за Ибарой. Вы, наверно, в хороших отношениях, раз вам одинаковые мысли в голову приходят. Сатоси, ты бы стал брать домой книгу, которую не собираешься читать? Конечно, будет удобнее будет вернуть ее в библиотеку, чем тащить домой.

−...Ясно. И что ты им там показал?

− Наверняка ты и так уже догадался. Картины, нарисованные учениками классов 2-D, 2-E и 2-F, у которых были совместные уроки ИЗО.

Там были различные картины одних и тех же предметов, написанные в разных стилях. Среди них были портреты одноклассников, сидящих за столом, на котором стояла ваза с цветами. В руках всех девчонок было ни что иное как книга в изящном переплете, «Старшая школа Камияма: 50 лет вместе». Это был весьма хороший образ, и образно выражаясь, он так и завораживал.

− Прекрасно, Хотаро. Тогда, что это был за запах, который унюхала Титанда-сан?

− Разумеется, запах краски. Это она поняла, потому что, в конце концов, этого добра в кабинете искусств навалом.

Сатоси начал незамедлительно аплодировать:

− Ого, это потрясающе. Благодаря тебе, я смог неплохо провести немного времени здесь.

Титанда мягко улыбнулась, соглашаясь с ним.

− Да, было весело. Время пролетело незаметно.

− Не знаю, сколько прошло времени... но я не могу поверить, что Орэки смог решить эту загадку!

Хотя на их лицах застыло восхищение, я чувствовал себя по-другому. Ибара, которая и подумала, что все это странно; Титанда, которая решила расследовать это из любопытства; Сатоси, который просто хотел приятно провести время — они все отличались от меня. Пока они находились в состоянии катарсиса, я начал думать, отреагирую ли я также, когда настанет фестиваль Канъя.

Как бы мне выразиться... Ох, без разницы.

Дождь, похоже, ослабевал. Полагаю, что пора идти домой.

Только я хотел взять свою сумку, как меня остановила Титанда:

− А, мы еще не можем идти, надо подождать.

− Что? Осталось что-то еще?

Сатоси и Ибара холодно на меня уставились. Я сделал что-то не так?

− Орэки, ты хоть помнишь, зачем ты сюда пришел?

Чтобы разгадать тайну популярной книги, которую никто не читает...

Нет, погоди. Точно! Антология. Сатоси засмеялся:

− Да ладно вам. Иногда и у Хотаро проявляются недостатки.

− Иногда? Фуку-тян, ты слишком добрый.

Черт, надо же было так подставиться прямо у вас двоих на глазах.

Ибара только хотела продолжить, как из-за конторки послышался голос:

− Ибара-сан, благодарю за хорошую работу. Можешь идти домой.

− Ах, да, конечно. Вы тоже уходите, Итоигава-сэнсэй?

Это была учительница, и хотя раньше я ее никогда не видел, я знал, что она заведующей библиотекой. Для женщины средних лет она была весьма низкорослой. Взгляд на ее беджик раскрыл её ее полное имя – Итоигава Ёко.

Как только пришла заведующая, Сатоси незамедлительно перешел к делу:

− Сэнсэй, я Фукубэ Сатоси из кружка классической литературы. Мы собираемся выпустить антологию, и мы хотели бы взглянуть на выпуски прошлых лет в качестве образца, но мы не можем найти их на открытых полках. Так что мы хотели бы попросить вас разрешить нам поискать их в архиве.

− Кружок классической литературы?.. Антология?

Итоигава, похоже, удивилась, раз она подняла голос,. Она, наверно, думала, что кружок классической литературы распущен или что-то в таком роде.

− Вы из кружка классической литературы? Ясно... Мне жаль, но насколько я знаю, в библиотеке не хранится никаких антологий.

− Эм, а в архиве?

− Там тоже нет ничего такого.

− Может быть, вы не заметили...

− Не думаю, что такое возможно.

Странно, она отвечала на удивление твердо. Я не думаю, что у заведующей есть причины что-то от нас скрывать. Может, архив был недавно реорганизован?

После получения отрицательного ответа Сатоси не оставалось ничего другого, кроме как только сдаться.

− Такое дело, да? Понятно... Что будем делать теперь, Титанда-сан?

− ...Это действительно проблема.

Титанда понуро посмотрела на меня. Даже если ты так на меня посмотришь, я все равно не смогу ничего сделать, кроме как пожать плечами.

− Думаю, они найдутся со временем. Пошли домой, − сказал я, и как только я взял сумку, Ибара холодно сказала:

− А ты ведешь себя весьма вальяжно, расслабившись после того, как нашел ответ к загадке.

Только потому, что я нашел ответ к загадке, не значит, то я весь расслабился. Ибара, твои обвинения явно не соответствуют действительности. Хотя эти слова вертелось у меня на языке, говорить вслух это было бессмысленно, поэтому я лишь пожал плечами.

− Да, ты прав. Пойдем домой... Мы кое-чего добились, − непонятно сказала Титанда.

В любом случае, здесь нам делать больше нечего. Поэтому, я повесил сумку на плечо и вышел на улицу. Дождь уже закончился, и сквозь облака пробивались солнечные лучи. Глядя на все это, я услышал, как Титанда снова шепчет:

− Да, если это Орэки-сан, то он сможет...

ПримечанияПравить

  1. Чайная церемония, проводимая на открытом воздухе.
  2. https://ru.wikipedia.org/wiki/Сатоми_и_восемь_псов
  3. Сборник рассказов японского писателя Акинари Уэда, впервые изданный в 1776 году.
  4. Рассказ из сборника «Луна в тумане».
  5. Японское историческое повествование, написанное неизвестным автором в XI веке (ссылка).
Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.